Добавить новость
Январь 2015
Февраль 2015
Март 2015
Апрель 2015
Май 2015
Июнь 2015
Июль 2015
Август 2015
Сентябрь 2015
Октябрь 2015
Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016
Май 2016
Июнь 2016
Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016
Октябрь 2016
Ноябрь 2016
Декабрь 2016
Январь 2017
Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017
Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018
Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019
Март 2019
Апрель 2019
Май 2019
Июнь 2019
Июль 2019
Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019
1234567891011121314151617
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
Русские новости |

Кому нары, кому Канары: Как живут и за что сидят бывшие губернаторы

Едва завершились недавние сентябрьские выборы, ознаменовавшиеся сменой аж 13 глав российских регионов (при этом только трое сохранили свой пост), как эксперты прогнозируют новую череду отставок губернаторов, и начаться этот процесс может уже в октябре.

Собственно, этого следует ожидать: в следующем году пройдёт новый Единый день голосования, и жителям ещё 17 субъектов РФ предстоит выбрать глав регионов – в Севастополе, Татарстане, Чувашии и Еврейской АО, в Краснодарском и Камчатском краях, а также в Брянской, Ленинградской, Иркутской, Костромской, Иркутской, Смоленской, Архангельской, Пензенской, Ростовской, Тамбовской и Калужской областях.

Политологи говорят, что ротация будет впечатляющей. И какова судьба тех, кто уйдёт с региональных олимпов, сегодня вряд ли кто-то сможет точно сказать.

А потому Царьград решил вспомнить, что вообще происходит с теми, кто ещё недавно был властителем российских губерний.

Повышение по службе: не для всех

На самом деле, если проследить судьбу экс-губернаторов, отправившихся (точнее, отправленных) в отставку до последней масштабной ротации, то очень немногим удалось взлететь выше, чем прежде.

Из примерно ста бывших глав регионов такая удача улыбнулась только четырнадцати (причём трое из них к настоящему времени уже ушли из власти).

Министр обороны России Сергей Шойгу. Фото: Kremlin Pool / Globallookpress

Яркий пример здесь – нынешний министр обороны России Сергей Шойгу. Когда бессменного, с 1991 года, главу МЧС в апреле 2012-го назначили губернатором Подмосковья, многие удивились: как же так, мол, за что такая «ссылка»? Но буквально через полгода всё встало на свои места: Шойгу был назначен главой Минобороны РФ.

Валентина Матвиенко, губернатор Санкт-Петербурга (2003-2011), стала спикером Совета Федерации.

Круто взлетел и Алексей Гордеев – после поста министра сельского хозяйства, который он занимал десять лет, был отправлен рулить Воронежской областью (2009-2017), потом его повысили до полпреда президента в ЦФО, теперь он вице-премьер России.

Да и некоторые другие тоже пошли по карьере вверх: Евгений Зиничев (полгода в ранге главы Калининградской области в 2016-м, далее два года замдиректора ФСБ, сейчас руководит МЧС), Дмитрий Кобылкин (сменил ЯНАО на должность министра природных ресурсов РФ), Владимир Якушев (из Тюменской области ушёл на пост главы Минстроя РФ), Александр Козлов (Амурская область – министр РФ по делам Дальнего Востока), Магомедсалам Магомедов (Дагестан – замруководителя АП), Сергей Меняйло (Севастополь – полпред в СибФО), Николай Цуканов (Калининградская область – полпред в СЗФО, помощник президента, теперь полпред в УрФО), Олег Кожемяко (Амурская, потом Сахалинская области – сейчас губернатор Приморья).

Но не у всех после повышения сложилась политическая карьера дальше.

Александр Ткачёв, экс-губернатор Краснодарского края, три года затем отработавший министром сельского хозяйства, в мае 2018-го был отправлен в отставку и вернулся руководить своим семейным бизнесом на Кубани — холдингом «Агрокомплекс». В июне Forbes оценивал земельный фонд компании в 649 тысяч гектаров стоимостью 68,5 млрд рублей.

Лев Кузнецов, возглавлявший Красноярский край, почти пять лет затем был министром по делам Северного Кавказа и являлся самым богатым из руководителей федеральных ведомств по доходам (почти 600 млн в 2016-м), но в мае 2018-го в новый состав кабмина уже не вошёл. Зато через год оказался в совете директоров компании «Интергео», входящей в группу «Онэксим» Михаила Прохорова.

Лев Кузнецов. Фото: Kremlin Pool / Globallookpress

Костромской губернатор (2007-2012) Игорь Слюняев, сменивший потом фамилию на Албин, два года проработал министром регионального развития РФ, далее стал вице-губернатором Санкт-Петербурга, но... в декабре 2018-го на большой пресс-конференции Владимира Путина подняли вопрос об обманутых дольщиках, и через неделю Албин (Слюняев) ушёл в отставку.

Почётные кресла для «отставников»

Самая многочисленная рать из «отставников» – более двадцати человек – это те, кто, покинув губернаторские кабинеты, пересели в новые кресла – не столь влиятельные, как те, о которых мы говорили выше, но вполне неплохие.

В общем, в политике они остались (или оставались продолжительное время, до добровольного сложения полномочий, например, по возрасту).

Самые притягательные места для экс-губернаторов, конечно, в Совете Федерации. Прежде всего, потому что там политик так или иначе на виду: каждый регион направляет в верхнюю палату парламента по два человека, от исполнительной и законодательной власти. Это – высокие зарплаты (от 6 млн рублей в год), иммунитет, статус.

Сенаторами становились, например, Александр Карлин (экс-глава Алтайского края), Александр Михайлов (Курская область), Арсен Каноков (КБР), Виктор Кресс (Томская область), Виктор Назаров (Омская область) и другие.

У некоторых, впрочем, путь в Совфед был тернистым – как, скажем, у ростовского губернатора (1991-2010) Владимира Чуба, которого во главе донского региона сменил экс-глава Ленинского района Подмосковья Василий Голубев. По каким-то причинам Чуба, хоть он специально для этого и избрался в местное заксобрание, от родной Ростовской области в сенат не пустили (официально, потому что места были заняты на тот момент Евгением Бушминым и экс-главой Олимпийского комитета России Леонидом Тягачёвым). И пришлось ему становиться депутатом... сельсовета в местечке Варзуга с населением 350 человек в Мурманской области, откуда он и попал наконец в СФ (теперь, впрочем, на пенсии).

Борис Громов (Московская область, 2000-2012) и Вячеслав Позгалёв (Вологодская область, 1996-2011) отправились служить на благо Родины в Госдуме.

А Светлана Орлова (Владимирская область, 2013-2018) и Михаил Мень (2005-2013) трудятся аудиторами Счётной палаты России.

Александр Карлин. Фото: ID1974 / Shutterstock.com

Бизнесу нужны и опыт и связи

Само собой, глупо было бы полагать, что, не сумев устроиться на госслужбу, наиболее пробивные не найдут себе место на вольных хлебах – в бизнесе, конечно.

И полтора десятка – а то и больше, с учётом ряда уволившихся уже с новых, послегубернаторских постов – глав регионов стали топ-менеджерами крупных компаний, в том числе и с государственным участием.

Вот, к примеру, Георгий Полтавченко (Санкт-Петербург, 2011-2018) сегодня руководит советом директоров Объединённой судостроительной компании, Владимир Артяков (Самарская область, 2007-2012) – замгендиректора госкорпорации «Ростех», Павел Ипатов (Саратовская область, 2005-2012) – замгендиректора концерна «Росэнергоатом», Илья Михальчук (Архангельская область, 2008-2012) – руководитель Восточно-Сибирской строительной компании, Олег Чиркунов (Пермский край, 2005-2012) – стал совладельцем группы «СемьЯ», Сергей Ерощенко (Иркутская область, 2012-2015) – совладелец группы компаний «Истлэнд», Валерий Сердюков (Ленинградская область, 1999-2012) – член совета директоров «Газпром нефть», и т. д.

О кубанском губернаторе Александре Ткачёве мы уже упоминали, но не менее занимательно сложилась судьба экс-мэра Москвы Юрия Лужкова, полного кавалера ордена «За заслуги перед Отечеством», правившего столицей целых 18 лет и уволенного «по утрате доверия» Дмитрием Медведевым в 2010-м. Лужков вошёл в состав директоров Объединённой нефтяной компании, стал основным владельцем акций конного завода, на базе которого занялся сельским хозяйством в Калининградской области, выращивая гречку и грибы.

Движение по горизонтали

Однако понятно, что таких мест, как в первой, второй или третьей группах, на всех «отставников» не напасёшься, поэтому они соглашаются и на переход, образно говоря, по «горизонтали», и даже на понижение в ранге, но чтобы по-прежнему быть в «игре».

Виктор Басаргин (Пермский край, 2012-2017) – глава Ространснадзора, Сергей Ястребов (Ярославская область, 2012-2016) – замминистра природных ресурсов РФ, Андрей Тарасенко (2017-2018) – замруководителя Росморречфлота, Вадим Потомский (Орловская область, 2014-2017) – замполпреда сначала в ЦФО, теперь в СЗФО.

Некоторым, как Сергей Антуфьев (Смоленская область, 2007-2012), Валерий Зеренков (Ставропольский край, 2012-2013) и Виктор Толоконский (Красноярский край, 2014-2017), приходилось соглашаться на направление представителем Россотрудничества в Польше, должность директора Ставропольского центра стандартизации (соответственно) и советника мэра Новосибирска (соответственно).

Но это всё же интереснее, чем пребывать «в подвешенном состоянии», в каковом находится большинство из недавно уволенных и немалое число прежде отправленных в отставку, или вообще уйти из поля зрения общественности.

Кое-кто, впрочем, умудряется удивлять, время от времени мелькая в новостных лентах: ух, оказывается, у такого-то экс-губернатора теперь есть вилла за рубежом и шикарные автомобили.

В частности, такие сообщения появлялись по двум бывшим главам Волгоградской области – Анатолию Бровко (2010-2012) и Сергею Боженову (2012-2014), которые, по информации СМИ, владеют недвижимостью в Черногории и Арабских Эмиратах.

От тюрьмы, как говорят, зарекаться не стоит – даже губернаторам

Разумеется, и забвение, и подвешенное состояние – это та ещё «жизнь после отставки», однако куда лучше, нежели смотреть на волю из-за решётки.

А ведь с добрый десяток бывших глав регионов испытали на себе, что от тюрьмы зарекаться не стоит. Даже губернаторам.

Об этом может рассказать тот же сахалинский экс-властитель (2007-2015) Александр Хорошавин, арестованный в своём рабочем кабинете за многомиллионные откаты и прославившийся роскошным существованием, от которого у рядовых граждан слезы на глаза наворачивались. Получил в итоге 13 лет колонии строгого режима и штраф на полмиллиарда.

Андрей Нелидов, после двух лет управления Карелией ставший директором музея-заповедника «Кижи», отправился на зону на восемь лет с выплатой штрафа в 27,5 млн рублей; Никита Белых (Кировская область, 2009-2016) – на такой же срок (плюс штрафные санкции на 48 млн) за получение взяток в особо крупном размере. Вячеслав Гайзер (Коми, 2010-2015) – 11 лет колонии и 160 млн штрафа за участие в преступном сообществе и мошенничество.

Николаю Денину, стоявшему у руля Брянской области с 2004-го по 2014 год, повезло больше: за злоупотребление полномочиями отделался четырьмя годами колонии, вышел по УДО, оставшись должным государству 22 миллиона. Как и Василию Юрченко (Новосибирская область, 2010-2014) – три года условно за превышение полномочий, и Александру Винникову (Еврейская АО, 2010-2015) – четыре года условно за злоупотребления.

Александр Хорошавин. Фото: sakhalin.info / Globallookpress

А ещё ждут своего часа под арестом, как и Хорошавин, Леонид Маркелов (Марий Эл, 2001-2017, взятка на 235 млн) и Александр Соловьёв (Коми, 2014-2017, получение взятки).

А вот о сразу двух бывших губернаторах Челябинской области, Михаиле Юревиче (2010-2014) и его преемнике на этом посту Борисе Дубровском (2014-2019), точных данных нет. Первый за миллионные (а как же иначе?) взятки объявлен в розыск и заочно арестован, но, как говорят, прекрасно чувствует себя за рубежом, второй – пропал, и в отношении него вроде как тоже проводятся проверки.

Комментарий эксперта

«На всё воля Кремля: одним – карьера и рост, другим – в лучшем случае забвение», – говорит политтехнолог Александр Джадов. Прослеживая траектории дальнейшего карьерного пути отставных руководителей регионов, определённые тенденции выявить, разумеется, можно, считает эксперт:

Например, если присмотреться к списку тех, кто «пошёл на повышение», то зачастую (но не всегда!) возглавляемые ими регионы показывали качественный рост по формальным показателям. Или ещё одна прослеживаемая тенденция: ценятся «узкие специалисты». Например, кто-то «профессионально» руководит дальневосточными регионами (Кожемяко, Козлов), кто-то из кресла руководителя ресурсоносного региона пересел в профильное министерское кресло (Кобылкин, Ткачёв), а кто-то занялся спецификой схожего макрорегиона, но уже на федеральном уровне (Магомедов).

В целом же, по словам Джадова, уровень и горизонтальной, и вертикальной мобильности бывших руководителей субъектов весьма высок: значительно больше половины списка «отставников» продолжили карьеру, если не с повышением, то весьма благополучно. И это говорит скорее не о том, что власть своих не сдаёт, а о значительном кадровом голоде в «первой тысяче» руководства страны.

Не стоит сбрасывать со счетов и субъективный фактор. Затрудняюсь точно описать механизм принятия решений и контроля за их исполнением на таком уровне, но видится, что разные ведомства и организации влияют на процесс и назначения, и отставки глав регионов. Но стоит отменять и такой распространённый во всём мире фактор, как команды, кланы и лобби во внутренней политике,

– подвёл итог Джадов.

 

Читайте также

США и курдские радикалы пытаются терактами подорвать мирное урегулирование в Сирии

Эксперты назвали самые популярные в России премиум-автомобили

На Украине заявили о завершении получения кораблей от России


Новости, статьи, комментарии, с ежеминутным обновлением, сейчас — на страницах Ru24.pro



Ru24.pro — свежие новости 24/7. Добавить свою новость можно мгновенно сейчас — здесь