Добавить новость
Январь 2010Февраль 2010Март 2010Апрель 2010Май 2010
Июнь 2010
Июль 2010Август 2010
Сентябрь 2010
Октябрь 2010
Ноябрь 2010Декабрь 2010Январь 2011Февраль 2011Март 2011Апрель 2011Май 2011Июнь 2011Июль 2011Август 2011Сентябрь 2011Октябрь 2011Ноябрь 2011Декабрь 2011Январь 2012Февраль 2012Март 2012Апрель 2012Май 2012Июнь 2012Июль 2012Август 2012Сентябрь 2012Октябрь 2012Ноябрь 2012Декабрь 2012Январь 2013Февраль 2013Март 2013Апрель 2013Май 2013Июнь 2013Июль 2013Август 2013Сентябрь 2013Октябрь 2013Ноябрь 2013Декабрь 2013Январь 2014Февраль 2014Март 2014Апрель 2014Май 2014Июнь 2014Июль 2014Август 2014Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014Декабрь 2014Январь 2015Февраль 2015Март 2015Апрель 2015Май 2015Июнь 2015Июль 2015Август 2015Сентябрь 2015Октябрь 2015Ноябрь 2015Декабрь 2015Январь 2016Февраль 2016Март 2016Апрель 2016Май 2016Июнь 2016Июль 2016Август 2016Сентябрь 2016Октябрь 2016Ноябрь 2016Декабрь 2016Январь 2017Февраль 2017Март 2017Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017
Июль 2017
Август 2017Сентябрь 2017Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018Май 2018Июнь 2018Июль 2018Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018
Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019
Март 2019Апрель 2019Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020Февраль 2020Март 2020Апрель 2020Май 2020Июнь 2020Июль 2020Август 2020Сентябрь 2020Октябрь 2020Ноябрь 2020Декабрь 2020Январь 2021Февраль 2021Март 2021Апрель 2021Май 2021Июнь 2021Июль 2021Август 2021Сентябрь 2021Октябрь 2021Ноябрь 2021Декабрь 2021Январь 2022Февраль 2022Март 2022Апрель 2022Май 2022Июнь 2022Июль 2022
12
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
Новости 24 часа |

«Отходы – это не так страшно, если к ним относиться с любовью». Специалисты ПМЭФ – об экологии и переработке отходов

Тройка от питерских: как «Зенит» разгромил ЦСКА в контрольном матче

Минеева: Дефицит на рынке восполнит закон о легализации параллельного импорта

Лукашенко заявил о возможности снабжать Калининград товарами без войн

Геронтолог Новоселов рассказал, как спасаться от жары

На Петербургском международном экономическом форуме специалисты обсудили состояние сферы утилизации отходов и её перспективы… над которыми предстоит упорно трудиться. От бытового мусора до гигантских накопителей отходов промпредприятий – тема ликвидации (и, главное, предотвращения) экологического вреда так же велика и необъятна, как вся наша родина. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» Напомним, что вице-премьер Виктория Абрамченко – в правительстве она курирует, среди прочего, вопросы экологии – заявила о намерении запретить в России оборот ватных палочек на пластмассовой основе, одноразовых трубочек и цветного неперерабатываемого пластика. Но это – лишь начало процесса и верхушка айсберга. К 2030 году предлагается (и это прописано в законопроекте) запретить захоронение на полигонах всего, что относится ко вторичным ресурсам, уточнил Александр Коган, заместитель председателя комитета Государственной Думы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды. По его словам, обязательно будет введён и перечень трудноизвлекаемых, трудноперерабатываемых материалов – в первую очередь в упаковке – которые, по сути, будет запрещено производить. И это будет революцией – если случится. О проблемах в отрасли в целом В 2021 году отрасль обращения с отходами стала лидером по росту промышленного производства в России – таково следствие реализуемой в стране мусорной реформы. По итогам года в субъектах РФ было введено 15,5 млн тонн новых мощностей по обработке ТКО и 4,6 млн тонн – по утилизации. Одновременно выявились и проблемы, которые требуют решения для дальнейшей успешной реализации мусорной реформы и построения экономики замкнутого цикла. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Проблемы, стоящие в отрасли, носят характер больше административных или администрируемых. Что удалось сделать? У нас создан институт регоператоров – их работа в настоящий момент охватывает всю страну, хотя до прошлого месяца ещё Хабаровский край из этой картины выбивался; сейчас ситуация в этом отношении исправилась, и мы можем сказать, что вся страна, все субъекты без исключений – в реформе. Относительно деятельности региональных операторов – их 181; они достаточно устойчивы – к примеру, мы можем назвать [всего] около пяти региональных операторов, которые находятся в «красной зоне», по которым мы видим проблемы. У нас достаточно хорошо развивается направление, связанное с обработкой, сортировкой. Понятно, почему: источником выступает тариф – и как только есть понятный источник возврата инвестиций, туда приходят деньги, и мы в настоящее время с достаточно серьёзным опережением идём к целевым показателям, которые у нас установлены федеральным проектом. Намного меньшими темпами развивается утилизация – и тоже понятно, почему: до сих пор с РОП (расширенной ответственностью производителя – ИА «Диалог») мы не разобрались. К сожалению, пока решений, которые исправили бы ситуацию со стабильностью и экосбора, и выплат утилизаторам, не найдено», – отметил Денис Буцаев, генеральный директор ППК «Российский экологический оператор» (РЭО). Законопроект, который модернизирует институт расширенной ответственности производителей, находится сейчас на рассмотрении правительства. «РОП – это тоже механизм стимулирования. И если опять вернуться к истокам этой реформы, этот механизм закладывался как источник финансирования для проектов, о которых говорил глава РЭО и которые мы как государство стараемся стимулировать за счёт средств федерального бюджета – а это не совсем так планировалось. Поэтому мы пытаемся механизм трансформировать, улучшить качество администрирования», – указал заместитель министра природных ресурсов и экологии Дмитрий Тетенькин. «На площадках ТПП и Госдумы мы начали работу в этом направлении совсем недавно. Провели ряд мероприятий – и пришли к выводу, что та система, которая на сегодняшний день существует в экономике замкнутого цикла (в том числе с точки зрения РОП) далека ещё от позитивной. Просто та система, которую мы вырабатывали последние шесть лет, сама не работает. Вопрос терминологии: сейчас существует запутанность, кто отвечает – производитель товаров или производитель упаковки; а сама упаковка – это товар или нет?.. Всё это в итоге приводит к тому, что Росприроднадзору, конечно, тяжело администрировать то, что сейчас происходит. На сегодняшний день мы имеем 4 миллиона субъектов надзора и контроля – так работать невозможно. Поэтому, терминологически говоря, перенос ответственности на производителя упаковки должен [сделать ситуацию] полегче – их всего 4 тысячи», – отметил Андрей Луговой, первый заместитель председателя комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по безопасности и противодействию коррупции, председатель комитета по развитию экономики замкнутого цикла ТПП РФ. О проблемах с инфраструктурой Планов – громадьё. По оценкам РЭО, фактически необходимо построить 850 объектов общей стоимостью около 400 миллиардов рублей, и это нужно сделать к 2024 году. Но «на земле» ситуация выглядит совсем иначе. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Теперь о плохом. У нас 181 региональный оператор – и буквально считанное количество (я могу на пальцах двух рук перечислить) тех, у кого есть обязательства по строительству инфраструктуры. В своё время этот элемент почему-то выпал из поля зрения, в том числе, и властей субъектов, которые, собственно, и были заинтересованы в том, чтобы в качестве содержательной части реформы и была построена инфраструктура. Соответственно, у нас в настоящий момент обязательств региональных операторов юридически нет. Второе – у нас, скажем так, произошла очень интересная ситуация с тарифами. Все помнят 2019 год, начало реформы – скажем так, регионы установили тарифы волюнтаристским способом. Кто сколько захотел, кто сколько насчитал – столько и установили. К чему это привело? Во-первых, разброс был колоссальный; во-вторых, обоснование хромало; в-третьих, это никак не было привязано к инвестиционной составляющей. И так получилось, что на конец 2019 года инвестиционной составляющей в подавляющем большинстве субъектов – 90 процентов – не оказалось. Это серьёзнейшим образом затормозило инвестиционный процесс», – указал Буцаев. По его мнению, с инвестиционной точки зрения отрасль с 2019 года, к сожалению, не сильно изменилась в лучшую сторону. Так и не появилось юридически обязывающих документов у многих, слишком многих региональных операторов. «У нас до сих пор есть проблемы с установлением инвестиционной составляющей тарифа: большинство регионов с той низкой базы теперь не может позволить себе прыгнуть, имея ограничения, связанные с предельными [тарифами]. И у нас достаточно вяло идёт работа, связанная с подготовкой территории к строительству инфраструктуры. В большинстве субъектов нет земельных участков, а если они и есть, это номинальные земельные наделы, которые ещё предстоит достаточно долго готовить к инвестиционному циклу. Проектно-сметная документация отсутствует, экспертиза отсутствует… всё это значительно удлиняет возможности реализации инвестиционных проектов», – добавил руководитель РЭО. Его предприятие, отметил он, активно – но в ручном режиме – работает с регионами над формированием предпосылок, которые позволили бы реализовывать инвестиционные проекты: вместе они ищут земельные участки и занимаются проектированием. Первые 30 регионов в настоящий момент в эту работу включили – это 45 инвестиционных проектов общей стоимостью 123 миллиарда рублей. Соглашения будут заключены в текущем году и профинансированы частично в текущем году, а полностью – в следующем. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «На самом деле, порядка 20 объектов – и достаточно современных – на территории России построено. По первому сценарию, если речь идёт о крупных заводах, то их должно быть около 250 в стране; если же речь идёт вообще про обращение с отходами, то речь идёт примерно о 800 объектах. Но сейчас есть моменты, которые не совсем стимулируют. К примеру, если мы говорим, что если по новому законопроекту у нас можно будет добывать около 15% вторичных ресурсов из отходов – и то, если отходы не деградированы (не перемешанные, не грязные), то у нас большой потенциал в компостировании и производстве RDF-топлива. Это направление непременно нужно отрегулировать, потому что на сегодняшний день ни на то, ни на другое не устанавливается тариф, хотя эти виды производства и переработки не являются рентабельными без этого», – полагает Александр Коган. Об экономической помощи При этом, по словам Буцаева, правительство последовательно вело работу, чтобы оказать финансовую поддержку отрасли, и с 2021 года полноценный инструментарий, который был бы готов к этой работе, всё-таки создан. «Мы изначально в качестве инструмента для привлечения денег в отрасль рассматривали финансовую поддержку через субсидированный заём на треть от суммы – но увидели, что проблема заключается в оставшейся сумме финансирования. Банки [помогали] не слишком охотно – если и шли на финансирование, то с высокой ставкой. Поэтому в середине прошлого года начали разрабатывать новую меру поддержки, которая позволила бы в этом отношении увеличить объёмы финансирования и снизить стоимость предоставляемых финансов для рынка. Так называемые «зелёные облигации» правительство в декабре утвердило. В настоящий моменты мы имеем возможность привлечь с рынка 100 млрд рублей и выдать их под субсидированную ставку, в районе 4-5 процентов годовых. С учётом последних экономических событий, я считаю, это беспрецедентно дешёвый финансовый ресурс – во всяком случае, в таком объёме и с такими ставками для отрасли деньги ещё не предлагались», – отметил Денис Буцаев. Форма реализации проекта в области сортировки и переработки мусора может быть любой – концессионная, инвестиционная. Но она должна подразумевать возможность привлечения денег на возвратной основе, нахождение инвестора, а главное – принятие регионом обязательств по дополнительной финансовой нагрузке, которую повлечёт за собой реализация инвестиционного проекта. «Мы сейчас очень плотно смотрим ряд проектов по переработке твёрдых бытовых отходов – в частности, у нас на финальной стадии проект, связанный с переработкой здесь, в Ленинградской области. Так вот, там внутренняя норма доходности – порядка 12% годовых. Ни один банк в условиях, когда ключевая ставка составляет 9% – не говоря уже о ситуации, когда она под 20% – в такой проект не пойдёт, потому что просто нет возвратности. Чем это обусловлено? Наверное, наши коллеги из РЭО это подтвердят… это нежелание комитета по тарифам увеличить инвестиционную надбавку к тарифу. Поэтому та задача, которую мы вместе с РЭО решали – как субсидировать эту ставку, как сделать эти проекты, что называется, bankable, если говорить на профессиональном сленге. Конечно, то, что у нас есть субсидия этих облигаций, которые мы собираемся выпускать – в размере 90% от ключевой ставки (и конечная ставка в размере 4-5%) – таким проектам придаёт устойчивость», – поделился своим видением ситуации Кирилл Лёвин, член правления и первый заместитель председателя правления «Россельхозбанка». По его словам, банк решил привлекать финансирование путём выпуска облигаций для широкого круга инвесторов (один выпуск – один проект, и в работе их сейчас примерно 10). Фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Проекты будут двух типов – концессионные и инвестиционные; для нас в этом нет разницы, она есть только в оценке регионов, в которых мы готовы принять эти риски. Концессии в тех регионах, которые имеют низкий рейтинг или низкую кредитоспособность по классификации Минфина, мы пока относим на последнюю очередь. Потому что в первую очередь думаем, что для того, чтобы запустить рынок (а у нас с нашими партнёрами именно такая задача – чтобы рынок облигаций ППК РЭО был торгуемым и ликвидным), важно, чтобы это были устойчивые регионы, устойчивые операторы и устойчивые облигации. Наша комплексная задача – сформировать баланс интересов будущих владельцев облигаций, принять меры защиты и контроля в рамках каждого выпуска, и самое главное – отслеживать целевое использование средств, реализацию конкретного инвестиционного проекта. Важнее всего сделать так, чтобы деньги дошли до строительной площадки и увенчались возведением этого объекта», – пояснил он. Об импортозамещении в отрасли Новая геополитическая реальность (скажем так), образовавшаяся в последние четыре месяца, ударила по всем сферам народного хозяйства, в том числе и по утилизации отходов. Одна из причин – в необходимости закупать оборудование и материалы для строительства и функционирования предприятий, заметная часть из которых – импортные. По словам Дениса Буцаева, в РЭО проблемы с этим не смертельные. «У нас достаточно неплохо развивается в настоящий момент импортозамещение, связанное с производством оборудования и машин для нашей отрасли. Если сравнить с другими отраслями, мы чувствуем себя наиболее комфортно в обработке – это уже 80% процентов импортозамещённого; осталось буквально несколько импортных элементов, которые нам предстоит заместить, и мы это сделаем до конца года. С утилизацией немного сложнее: там импортозамещение до 60%. На самом деле, предполагалось, что оно не должно было быть очень высоким, потому что есть, скажем так, некоторые объективные предпосылки мирового разделения труда. Но в настоящий момент ситуация в мире в целом поменялась, и мы будем работать над тем, чтобы до конца года уровень локализации существенно поднять и сделать те технологии и элементы, которые не производятся на территории страны. Или сделать возможным их альтернативные поставки из нескольких источников, тем самым сбалансировав риски, связанные с отказами в сотрудничестве»,  – отметил глава ППК РЭО. О фальсификации процессов утилизации Как указывают профильные специалисты, тот факт, что тема экологии и работы с отходами стала «модной», неизбежно породил столь же «модное» явление «хайпа». В области появилось много паразитов или игроков, которые с какими-то целями имитируют деятельность. В лучшем случае это бесполезно, в худшем – приводит к разбазариванию ресурсов, в том числе ценных: например, времени и сил соответствующих структур. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Сейчас мы по поручению вице-премьера Виктории Абрамченко, подготовив материалы, проверяем утилизаторов. У нас в стране 1400 компаний, которые заявляют себя как утилизаторы и имеют на это лицензии. На сегодняшний момент – точнее, до остановки проверок, с ноября 2021 года по март 2022-го – мы проверили 287 юридических лиц. 70 процентов из них, имея лицензию на утилизацию, этим не занимаются вообще. Они взяли эту лицензию – поскольку она очень легко получается – заявили себя владельцами некоей технологии (мы тут, к сожалению, негативным образом в этом поучаствовали, потому что на часть этих технологий есть ранее выданные результаты экологической экспертизы). Теперь они сидят тихонько, ничего не делают, но создают у нас иллюзию наличия утилизатора, а по итогу – захламляют нам рынок нормальных утилизаторов, которые могли бы принести нормальные технологии, осуществлять нормальную экономическую деятельность и создавать нам прибавочную стоимость – в том числе и в виде чистой экологической среды. И это большая проблема», – говорит Светлана Радионова, руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзора). Андрей Луговой предложил и вовсе ввести уголовную ответственность за экономические злоупотребления в области утилизации отходов – подобно тому, как такой вид ответственности существует в области налогообложения. «Почему в этом смысле мы стоим на месте и не вводим уголовную ответственность, когда наши производители товаров ловят утилизатора, выкручивают ему руки и не платят деньги, которые должны заплатить? Получается, что мы загоняем утилизаторов в угол, и поэтому вместо добропорядочных [компаний] появляется бог знает кто», – полагает он. О снижении образования отходов При этом правительство – или, по крайней мере, профильное министерство – понимает и то, что одними штрафами, или даже упорядочиванием и ужесточением регулирования с проблемой мусора в стране не справиться. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Сейчас мы идём, может быть, не к сегодняшней задаче, а к задаче завтрашнего дня. Мы формируем новые подходы к экономике замкнутого цикла. Опираемся на ту базу, которая была создана в стране; на ту работу – очень большую – которая была проделана ППК РЭО; на обширную аналитику. Мы для себя уже определяем новые приоритеты и перспективы. Федеральный проект «Экономика замкнутого цикла» – это действительно очень существенная инициатива, Михаил Владимирович [Мишустин] её поддержал, и мы наметили план действий. Что касается нормативной базы, то в экономике замкнутого цикла важно понимание процессов, в том числе научное их обоснование. Мы договорились с РЭО о необходимости отдельного федерального законодательства в области экономики замкнутого цикла. Кто-то подумает, что для сегодняшнего дня это не актуально – но мы смотрим в завтра. И мы приходим к тому, что у нас сфера экономики замкнутого цикла – это не только ТКО. На площадках РЭО, министерства и регионов мы уже перешли – слава богу! – от обсуждения только коммунальных отходов к обращению с отходами в целом, которых в нашей стране образуется ежегодно больше 8 млрд тонн. Это очень большая цифра. Поэтому сейчас задача для нас шире – это снижение образования отходов и максимальное вовлечение во вторичную переработку. Это и есть наша цель на перспективу», – отметил Тетенькин. Также, по его словам, в Минприроды подготовили соответствующее постановление: при закупках по федеральным законам № 44 и 123 преференции даются товарам, произведённым с использованием вторичного сырья. И этот документ тоже уже внесён в правительство. О ресурсах, которые не совсем ресурсы На самом деле, определённая борьба ведётся и вокруг дефиниций: где граница между мусором, вторсырьём и ресурсами, как и почему одно перетекает в другое. Открывается в этой связи и простор для махинаций, указывают участники дискуссии. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» «Я остановлюсь на двух законопроектах, которые способствуют развитию экономики замкнутого цикла и, на мой взгляд, будут являться прорывным моментом в этом отношении. Это, во-первых, закон о вторичных материальных ресурсах, как мы его коротко называем. На самом деле, он регулирует правоотношения в области обращения вторичных ресурсов: появляются новые понятия, и я прошу внимательно к этому отнестись. С РСПП и ТПП, со всем бизнесом, мы обсудили это достаточно серьёзно – рассмотрели не менее 47 поправок, которые поступили на различных площадках, очень внимательно к этому отнеслись. Задача наша – вместе с правительством – состояла в том, что нужно создать систему стимулов, чтобы [у бизнеса] была заинтересованность в вовлечении вторичных ресурсов в оборот. Мы чётко даём понять, где появляются вторичный ресурс, вторсырьё и побочный продукт, и когда те или иные субстанции или вещества становятся отходами – это очень важно. Мы говорили про вторичные ресурсы: вторичный ресурс может стать сырьём, и организация сама выбирает, какое вещество может стать побочным продуктом при производстве или проведении определённых видов деятельности, в том числе оказании услуг. Кстати, это очень хорошее добавление со стороны бизнеса: мы предусмотрели производство, ТКО, но не обратили внимания, что выпадает большой пласт от проведения работ», – отметил Коган. По его словам, предприятия самостоятельно решают, что относят к побочному продукту – сейчас такая возможность есть, но на уровне нормативной документации, а в будущем это будет прописано в законе. «Причём правила мы не поменяли: само предприятие решает это в рамках своей деятельности, технических регламентов, и дальнейшие действия с этим продуктом чётко определяет. Единственное, на что я хотел бы обратить внимание: мы поставили – и это компромиссная договорённость – срок в три года, за которые побочный продукт должен стать либо вторсырьём, либо продукцией. Если в течение этих трёх лет ничего не делается с побочным продуктом, он становится отходом – и здесь существует достаточно жёсткая мера пресечения: экологические штрафы с коэффициентом 52 по ПНВОС (плата за негативное воздействие на окружающую среду – ИА «Диалог»). Это достаточно большая сумма, и любая компания, которая сейчас вещество отнесёт к побочному продукту, будет заинтересована в том, чтобы в течение трёх лет произвести с ним соответствующие действия», – добавил Коган. Во избежание злоупотреблений в законопроекте существует положение, по которому побочный продукт нельзя просто передавать третьим лицам – он должен быть обработан (либо понижен класс его опасности – как вторсырьё, либо он уже должен быть передан как конечный продукт третьим лицам). Просто как отходы передавать его будет также нельзя. «Отходы – это не так страшно. Если к ним относиться как к ресурсам, которые лежат не на том месте, или как к дешёвым ресурсам, то всё становится в порядке. И если к этому относиться с любовью – я считаю, ничего страшного в этом нет», – резюмирует депутат Госдумы. С этим спорит Светлана Радионова как практик деятельности по надзору за оборотом отходов, среди прочего. «Давайте я добавлю ложку дёгтя «от контролёра». Отходы – это страшно. Фильтрат – это страшно; это водные объекты, подвергающиеся полной деградации. Свалочный газ – это страшно. Для людей, которые живут рядом – это невозможность нормального существования. Это всё серьёзная проблема. Закон о вторичных материальных ресурсах идёт, и он очень нужен. Вокруг него происходит сложная дискуссия – не далее как вчера мои сотрудники докладывали мне, что не все мои предложения слышит тот же комитет Государственной Думы. Наверное, есть разные позиции; мы – не истина в последней инстанции, конечно, но мы бы хотели, чтобы нас, как правоприменителей, слышали. Чем сейчас занимается образователь отходов? Он образует отходы… и платит за это соответствующие платежи. Если мы эту кучу назовём не отходами, [а чем-то иным], и перестанем платить за неё в бюджет – я не знаю, кому от этого станет лучше. Если эта куча станет продуктом – в результате использования неких технологий, а не «волшебного хлопка» или хоровода вокруг неё – тогда, наверное, мы получим возможность вовлечения её в оборот. Если же она будет годами там лежать, мы не будем за неё платить, а просто подождём три года, придёт какое-то ООО «Чебурашка» и ему это продадут, а потом через три года всё повторится – это будет просто каруселью занятости для контролёра. Я вас уверяю, нам есть, чем заняться», – отметила она. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» Губернатор Магаданской области Сергей Носов – а в управляемом им регионе есть печальные примеры подобной бесхозяйственности, существующие годами и десятилетиями – склонен с опасением относиться к этой инициативе. «Мы с вами затронули тему утилизации всего – от банановой шкурки до отходов металлургических гигантов. Но ведь здесь есть большая разница! Я полностью согласен с тем, что если будет предоставлена возможность – а я проходил эти вещи, поверьте – то я назову эти шлаковые отвалы как угодно: техногенными месторождениями, запасами ценного сырья… А шламовые отстойники, которые наносят колоссальный, невосполнимый вред – мы при нашей жизни не увидим, компенсирован ли этот вред – я могу назвать источником редких элементов!.. А ситуация, когда я перед завершением разработки месторождения за копейки продам его вместе с накопленным экологическим ущербом какой-нибудь компании «Ромашка»?.. По территории Колымы таких опаснейших брошенных объектов, потенциальных катастроф, много. Ликвидация – ответственность региона: так гласит закон», – говорит он. «Назвать кучу отходов продуктом можно, но её морфология от этого не изменится. И террикон можно назвать «техногенным месторождением» – такие попытки тоже есть. Назовём ли мы с вами так отвал любого производства, или несортированные отходы ТКО? Мы хотели бы, чтобы это всё было очень взвешенно, чтобы мы как контролёры не приходили в министерство природных ресурсов или Государственную Думу и не говорили, что нашли такую дыру в законе, в которую все с гиканьем и улюлюканьем и пролезли», – соглашается с ним Светлана Радионова. Экология или экономика? Обсуждая вопросы экологии с чиновниками по разным случаям, автор этих строк часто сталкивался с формулировками типа «надо посмотреть на экономическую сторону вопроса…» Как минимум с обывательской точки зрения это задевает, поскольку вопросы, которые имеют важнейшее значение – от санитарного состояния городов до благополучия природы – начинают оценивать исключительно как бизнес-процессы. С другой стороны, государство – тоже экономический механизм, и как минимум вынуждено учитывать и финансовые законы, если уж и не ставить их во главу угла. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» С приматом «экономической» точки зрения соглашается Андрей Луговой. «Что касается в целом утилизации и экономики замкнутого цикла, то пусть на меня обижается Минприроды, но я считаю большой ошибкой, что этими вопросами занимается именно Минприроды. Потому что в этом министерстве находятся экологи: это люди, которые борются за чистоту – природы, воздуха, воды… а тут всё-таки экономика, это наука точная, основанная на математике. Этим должно заниматься как минимум Минэкономразвития, а в Минприроды – на мой взгляд, по своему опыту говорю – больше люди в другую сторону направленные. Мы всегда экономику замкнутого цикла рассматриваем с этой точки зрения, экологической – что, на мой взгляд, категорически неправильно. В качестве примера могу привести одну из передовых отраслей в этой сфере – заготовку лома, где высокая степень замкнутости – и бумажную отрасль, где тоже высокий уровень [повторной переработки]. Когда мы в целом будем подходить фундаментально к этим вопросам – и законодатели, и исполнительная власть – тогда, я думаю, и вопросы устойчивости нашей экономики будут более просматриваемыми и понятными», – говорит он. «Мы частично уже идём по этому пути, и идём не одни – как раз со всеми нашими коллегами, отраслевиками, в том числе Минэком и Минпромторгом. Большой спектр [компетенций] нам позволяет более успешно решать эту задачу, а не Минэку, поэтому мы всё-таки за то, чтобы мы это всё делали. Это сообщество, это профессионалы, это наука, но у нас большой путь – поэтому эту ношу мы с себя не снимаем. Это наша работа – мы за неё мы взялись, соответствующие поручения председателя правительства получили – и мы её выполним», – парирует Дмитрий Тетенькин. Сергей Носов как представитель максимально близкой к народу – даже чисто территориально – власти произносит здесь очень важные слова, которых ждали с самого начала: «социальная ответственность». «Кирилл Лёвин сказал о реализации проектов в регионах с высоким кредитным рейтингом. Это говорит о том, что главным источником возврата инвестиций является бюджет – или наши граждане, которые должны будут оплачивать через тариф эту инвестиционную составляющую. Много лет назад была дискуссия с компанией Mitsubishi, которая собиралась строить в Титановой долине (в Свердловской области) завод по производству оборудования для сжигания мусора в плазме – подобно тому, как это делается в Токио. На мой вопрос о том, как быть с возвратом инвестиций – ведь завод стоит больше 100 миллионов долларов – японцы долго не понимали, о чём я вообще спрашиваю. А когда поняли, ответили, что утилизация отходов – это социальная ответственность государства, и в ВВП Японии эта сфера составляет 2 процента. Поэтому главным источником возврата инвестиций является бюджет, что бы мы ни говорили, потому что через тарифы население не в состоянии оплатить это. Мы нигде – ни в Думе, ни в ФАС – не рискнём предлагать населению такие тарифы», – отмечает Сергей Носов. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» Он также указывает на вполне очевидную проблему: бизнес не будет заниматься тем, что не приносит ему ощутимой выгоды (как отметил выше и Кирилл Лёвин как представитель банковского сектора, отмечая невыгодность для финансового сектора проектов по переработке мусора в отсутствие субсидий и других мер поддержки государства). В качестве примера он привёл ситуацию 90-х годов, когда «старатели» выбрали со всех свалок (и даже шлаковых отвалов) металлолом как более-менее ликвидный товар – разумеется, оставив всё остальное там, где оно и было. О локомотиве отрасли (неожиданном) Можно спорить о том, правильное ли направление взято и удастся ли выдержать намеченные сроки, однако нужно отметить, что такого внимания к теме обращения с ТКО со стороны государства, как в последние годы, не было никогда. Правительство пытается нащупать верный путь, балансируя между экономическими и экологическими интересами, а уж насколько это у него получается – судить нам. «Сейчас создалась парадоксальная ситуация. Обычно бизнес толкает государство и говорит: «Вы знаете, мы создали отрасль, а вы никак не можете нормативные документы подготовить». Здесь ситуация совершенно обратная – и это первый на моей памяти (а занимаюсь надзором я, дай Бог памяти, с 1999 года) случай, когда государство идёт сильно впереди бизнеса, а тот упирается и говорит, что не хочет этого или видит это по-другому. Когда-то мы выводили из серой зоны ТКО – все понимают, что это была достаточно криминальная тематика: такая тишина, в которой кто-то, как енот-полоскун, свои ручки мыл, была всем удобна и приятна. Это единственная отрасль, в которой государство идёт быстрее, чем бизнес – причём в разы: более радикально, более решительно, более качественно… понимая, наверное, в первую очередь запрос населения», – указывает Светлана Радионова. фото: Илья Снопченко / ИА «Диалог» Запрос, действительно, есть – и это мягко сказано. Слишком долго в России работали с мусором по старинке: полигоны, мусоросжигательные заводы, а сбор и переработка оставались уделом общественников да «экотеррористов», которые собирали баночки и бутылки, удостаиваясь презрительного взгляда окружающих. Потом грянули Шиес и Волоколамск… и оказалось, что по-старому работать в новых условиях, когда количество мусора возросло многократно, больше нельзя. К счастью, к государству осознание пришло ещё относительно вовремя. Подготовил Илья Снопченко / ИА «Диалог»

Читайте также

Вильфанд предупредил о заморозках в ряде регионов России

«Жирный» кал: нужны ли ферменты?

Международный янтарный форум



Новости России
Russian.city
Москва

В Центре воспроизводства редких видов животных родились детёныши росомах

Moscow.media


Игорь Маковский

Игорь Маковский поздравил «Россети Центр и Приволжье» с 15-летним юбилеем!

Персональные новости
Москва

Игроки омского «Авангарда» победили на турнире по хоккею 3 х 3 в Мытищах


Песня

Песни Павла Аедоницкого поют Толкунова, Лещенко, ВИА Лада, Верные друзья, Кобзон (1978)


News Every Day

Athletics’ Adrian Martinez will get starting assignment in Seattle


Москва

КБГУ и ЛГПУ утвердили совместные образовательные программы


Новости тенниса
Уимблдон

Тамара Корпач - о снятии Тан с парного Уимблдона: Мы с Хармони устранили все наши недопонимания и извинились друг перед другом


Спорт в России и мире


Новости Крыма на Sevpoisk.ru
Симферополь

В Крыму от потопа пострадали более 700 домов

Olkom Group продовжує надавати гуманітарну допомогу


Происшествия, события, анонсы, всё, что случилось сегодня, вчера, на этой неделе и всё, что предстоит увидеть завтра в России, в Украине, в мире — сейчас в новостях на Ru24.pro (прямой эфир, прямые публикации, прямые трансляции, мгновенные авторские публикации, полный календарный архив). Последние новости, статьи, объявления, блоги, комментарии, заметки, интервью, всё, о чём пишут, думают, говорят на русском— в режиме онлайн, здесь. Ru24.pro — всегда первые новости на русском.

Ru24.pro — реальные статьи от реальных источников в прямой трансляции (на русском) 24 часа в сутки с возможностью мгновенной авторской публикации в реальном времени и удобной для чтения форме.



Губернаторы России
Москва

Собянин осмотрел ход работ по строительству новой школы в ТиНАО

«Люди хотели разорвать нас на куски». Что думает о мужчинах, браке, Москве и своей карьере Анна Семенович?

Группировка «Ленинград» выступит перед матчем «Спартака» и «Зенита»

Специалисты Группы Продовольствие посетили XXVII международную специализированную торгово-промышленную выставку «MVC: Зерно-Комбикорма-ветеринария 2022».

Общий размер дивидендов РусГидро за 2021 год может составить 23,3 млрд рублей


Опубликовать свою новость сейчас можно самостоятельно, локально в любом городе России и Украины, по любой тематике, на любом языке мира с мгновенной публикацией — здесь.


Музыкальные новости
Мир

Тройка от питерских: как «Зенит» разгромил ЦСКА в контрольном матче

Макаревич понадеялся на концерты «Машины времени» в России

«Ну, вперед!»: Розенбаум высказался о речи лидера ДДТ Шевчука на концерте в Уфе

Розенбаум высказался о спешном побеге Пугачёвой из России

Песня - 85. Минск (1985)


Загрузка...

Спонсоры Ru24.pro